Рубрикатор

Девочка и Кристина. Часть 6

Девочка и Кристина. Часть 6 0

Жизнь драконов тоже была сложной. Они вовсе не служили образцом добродетели, а отношения между ними нельзя было назвать идиллическими.

Охранять девочку они считали своей кармой, но у каждого из них были свои тайные планы. Желали ли они ей добра? – неизвестно, скорее, относились как к неизвестно откуда взявшемуся обременительному обязательству, за которым нужно было следить, и сохранять его в целости и сохранности.

Деревянный дракон был немного странным и чуть-чуть не в своем уме. В перерывах между битвами он постоянно задумывался и писал дикие стихи о бренности существования, о льющихся реках крови, о поверженном на землю и бездыханном злейшем враге. Врагами он считал всех. У него была паранойя, частенько он даже впадал в приступы депрессии или длительные запои, и при этом все время воевал с другими за первенство. В идеале, он хотел бы завоевать весь мир, но люди, населяющие землю, ему мешали. Вот если бы мир был совсем без людей, и не приходилось бы мириться с теми, кто не понимал его стихов, - тогда наступила бы совсем другая, долгая и счастливая жизнь, а сам он наконец бы успокоился и перестал воевать. Жил бы себе тихонечко на берегу моря, и писал свои стихи - депресняшки, а быть может, даже начал писать что-нибудь оптимистичное, жизнерадостное и воодушевляющее. Лозунги, например.

Толстый дракон был милейшим существом на свете, добрым и светлым. Когда Деревянный доставал его своими безумными выходками, Толстый дракон лишь дружелюбно усмехался и отшучивался. При присущей Толстяку огромной мощи и силе раздавить Деревянного каким-нибудь уничтожающим приемом было плевым делом. Почему Добрый Дракон никогда не хотел убить Деревянного, и почему терпел все выкрутасы, – оставалось большой загадкой для окружающих.

- Посмотри на меня, толстый урод! – тыкал его шпагой Деревянный, нацепив на себя какой-нибудь расшитый золотом и сверкающий бриллиантами камзол, из-под которого выглядывали мощные зеленые лапы в модных сапогах.

- Вот таким надо быть, чтобы всем нравиться! – пытался он показать свое превосходство, зацепить добряка своим хвастовством и вывести его из равновесия.

Толстяк опять добродушно усмехался и говорил шепотом:

- Прыгай-прыгай, кузнечик. В Книге Жизни уже давно всё написано – и про тебя, и про меня. Миллион стихов еще напиши – всё равно ничего не изменишь.

А девочка тем временем, вернувшись из леса, застала страшную картину:

коты во главе с Кузей стояли вокруг окровавленного и умирающего Джеральда, выли от страха душераздирающими кошачьими голосами, и не знали, что делать. Маленькие ягнята прыгали вокруг неподвижно лежащего обреченного пса.

Девочке почему-то совсем не было его жалко, она потеряла способность чувствовать чужую боль.

Но правила поведения в обществе требовали разыгрывать из себя заботливую и милую девочку, поэтому она вызвала Бабу Ягу:

- Помоги мне спасти этого пса, - сказала она старухе, - а то все будут считать меня злой и бесчувственной.

- Это можно, - сказала по обыкновению Баба Яга, и напоила Джеральда мертвой водой.

Тот очнулся, и бросился к девочке с радостным лаем. Она оттолкнула его, но, опомнившись и чтобы не выглядеть бездушной дурой, тут же погладила и приласкала, забыв даже о том, что вид крови вызывает у нее отвращение. Чтобы ухаживать за раненым Джеральдом, девочке пришлось переселиться с ним и котом Кузей в лесную землянку. Спасенный с того света пес был вне себя от счастья, и с воодушевлением строил планы счастливой жизни втроем.

Баба Яга, с тех пор, как поменяла девочке сердце, неотступно следила за ней, ежедневно выслушивая доклады Кристины. Крис все не терпелось убить девочку, чтобы не осталось ни малейшего следа ее пребывания на земле, уничтожить даже воспоминание о ней в светлой памяти потомков.

Однажды весной гномы принесли девочке письмо. Письмо было очень важным, объясняющим многие непонятные вещи.

После длительного кругосветного путешествия, в Гренландию прибыло семейство маленьких гномов в колоритных красных колпаках. Старший гном с важным видом сказал стражам у ворот:

- Мы должны непременно передать это письмо лично в руки девочке, найденной в тыкве. У нее должен быть отличительный знак – шрам в области сердца.

Оказавшаяся тут же Кристина, которой заранее доложили о прибытии гонцов, отправила их в обход леса по круговой дороге, а сама за это время переоделась в лохмотья, кровью убитого хомячка нарисовала себе шрам, и ждала гномов на пороге лесной землянки.

Когда гномы, удостоверившись в наличии шрама, вручили ей послание и ушли, Кристина тотчас сожгла письмо в пламени лесного костра, и не рассказала о нем никому, даже Бабе Яге.

На глазах у других она вынуждена была разыгрывать из себя старшую, умудренную жизнью и заботливую сестру.

- Я знаю, как жить и куда идти! – все время говорила она девочке, стараясь научить ее плохому.

Однажды они пошли на прогулку, и Крис завела девочку в старый дремучий лес.

- Я скоро вернусь, только за дровами схожу, - сказала она, и оставила девочку одну в лесной хижине.

Постепенно на улице стало темнеть, сизая тьма окутала кусты и деревья, вороны кружили над лесом, а дикие звери выходили охотиться, пугая своим воем всю округу.

Волки в предвкушении вкусного ужина и почуяв скорую добычу, окружили плотным кольцом сторожку. Звери приготовились к нападению, мечтая растерзать девочку на маленькие кусочки. Дыхание смерти заволакивало густым туманом внутренность избушки, и от страха у девочки перехватило дыхание.

- Сколько мне еще умирать? – спросила она Бога, как будто бы он мог ее услышать.

Внезапно густые облака на небе рассеялись, и небесную сферу пронзил огромный огненный смерч.

Это Толстый Дракон протянул к девочке свой хвост и сказал:

- Цепляйся – я прилетел тебя спасти.

Паря в облаках, они летели высоко над землей, и с высоты птичьего полета все произошедшие беды стали казаться девочке игрушечными.

- Не оставляй меня здесь, - сказала ему девочка, когда он опустил ее к лесной землянке:

- Меня здесь никто не любит, и даже хотят убить.

Дракон ничего ей не ответил, и исчез вдали, оставив после себя смутные чувства благодарности, тревоги и тоски.

Кристине сильно влетело от отца за попытки вести себя несоответственно статусу дочери такого известного и уважаемого человека.

- Как ты могла так необдуманно поступить? – возмутился Бармалей, узнав о произошедшем:

- Опять Бога из себя разыгрываешь? Спустись на землю! Ты должна научиться прощать. Умение простить и самой попросить прощения – самая важная вещь на свете.

Кристина внимательно слушала своего мудрого отца, но никакие наставления не могли уничтожить в ней злобного испепеляющего духа ненависти.

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...