Рубрикатор

Про Воланда

Кот Бегемот, почуяв скорое появление Воланда на Патриарших, затрясся мелкой дрожью. Черная шерсть его встала дыбом, а толстые задние лапы отказывались повиноваться.

Хотел было Кот заскочить в церковь, чтобы помолиться, но дежурившая там старушка баба Зина набросилась на него с мокрой тряпкой:

- Куда?! Котам сюда нельзя, - строго и решительно выпроводила она Бегемота со священного порога.

Кот достал зеркалку и начал фотографировать кресты, трусливо подумав:

- Выложу потом в Инстаграм и на Фейсбук, пусть думают, что я верующий.

Авось пронесет.

Воланд тихо присел на скамейку с Ванькой Бездомным.

- А скажи-ка мне, Иван, хорошие ли ты стихи пишешь?

Ванька досадливо поморщился:

- Что за старый черт надумал тут критиковать его прекрасные стихи?

К людям старше себя горячий и молодой красавец Иван всегда относился с нескрываемым презрением, даже не подозревая, насколько сейчас близок к истине насчет старого, и насчет черта.

- Хорошие, - решив защищать свою нетленку до последнего вздоха, ответил Иван.

- Про Родину. Про Партию. Про Россию. Патриотизм, опять же, воспеваю неустанно. Буржуев хлестко критикую.

- А скажи-ка мне, Иван, не твоему ли перу принадлежат такие строки:

"Хочу я жить, и жизнь любить,

Его всегда боготворить."

- Кого это ты там боготворишь, Ваня?!

Воланд грозно посмотрел на Поэта.

- Надо кого, - буркнул Иван.

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...