Рубрикатор

Египет - день второй. Египетские друзья

Египет - день второй. Египетские друзья 0

В канун дня психического здоровья, который широко праздновали мои друзья по Фейсбуку, я решила, что психическое здоровье невозможно без здоровья физического, а физическое здоровье - это то, на что мы должны обратить свое внимание в первую очередь.

Мое чувствительное подсознание всегда было слишком восприимчиво к стихам, страданиям великих героев, печальным нежным чувствам и ожиданию Великой Любви, которая бывает только один раз в жизни. Сколько себя помню - я все время в кого-нибудь влюблялась, и стихов писали мне много - очень много. Я бы сказала, чересчур много стихов.

Приехавший однажды к нам в Брест гений гипноза годами терроризировал меня своими гипнотическими стишками в смсках, пока я вдребезги не разбила свою машину. После этого он был послан далеко и надолго, но тут же объявился второй стихоплет, а за ним и еще один.

А когда 15 лет кто-то каждый день очень сильно интересуется твоей жизнью, пишет стихи, которыми завален весь компьютер, и не назначает ни одного свидания в реальности, - в сознании начинает утверждаться мысль, услышанная в эфире Учителя Бориса Новодержкина, что я ему, как женщина, не нужна.

Разговаривая с безымянными зелеными человечками и читая всякую белиберду от поэтов, самих не знающих, чего они хотят и куда идут, я когда-то очутилась жертвой затеянной кем-то большой игры, блуждающей в густом тумане подсознания, судорожно ищущего выход и опирающегося только на немногочисленные и противоречивые факты. Бедная моя израненная голова и истерзанное сердце уже тогда понимали, что добром истории с поэтами закончиться не могут по определению.

Тогда я писала в ЖЖ рассказики о своей жизни, и меня замучили вопросами, критикой меня и моей жизни, психологическим лечением от несуществующих болезней. Мне стало совсем грустно от мысли, что беспредельщики есть везде, и они всегда ищут меня, а я - их.

Зародившаяся непрошенная Великая Любовь, требующая от тебя жертв, времени и здоровья, может придти к своему апогею только лет через 10, а может, и 20, а может, и вообще на смертном одре.

Писать о своей любви поэты могут еще 10, 15, 20 и 30 лет. А через 30 лет кто уже позовет на свидание? Никто!

Поэтому в моем сознании начала утверждаться мысль, что пора принять какое-нибудь приглашение на свидание. К тому же уже на второй день к вечеру у меня начался психоз - бегать кругами по отелю, уворачиваясь от приставаний навязчивых ухажеров, оказалось не таким уж и увлекательным занятием.

Моя великая личность всегда смущала естество турецких, египетских и греческих мужчин. То ли они так любят блондинок, то ли именно моя блондинистость привлекала их внимание - этого я так и не поняла.

Тоска моя прошла, когда мы поехали на экскурсию. Там я познакомилась с красавцем Ахмедом, который сказал, что влюбился в меня с первого взгляда, очень хочет показать мне вечернюю Хургаду, сходить со мной на прогулку в Марину и подружиться на всю оставшуюся жизнь.

Вечером у меня уже было назначено три свидания - с Махмудиком, еще одним Махмудиком, и с массажистом, на которые я, конечно, идти даже не собиралась. И от вечернего общения с красавчиком Ахмедом тоже собиралась отказаться.

Не тут-то было - он забросал меня смсками, сказал, что через 10 минут приедет в отель, и собирается рассказать мне что-то очень важное.

- Ну, ладно, - обреченно подумала я, - Пускай сводит меня на эту Марину, притчу во языцех, а то я на ней никогда так и не побываю.

Так вот, друзья, - даже в далекой африканской стране с многомиллионным населением и в просто кишащей холостыми мужчинами Хургаде, думаете, с кем я познакомилась?

Вот только со мной всегда такое происходит - только со мной! Как профессиональный психолог, я сразу поняла, что что-то с моим ухажером не так - когда мы зашли в кафе, и там не поели, потом, когда мы зашли в магазин, и там ничего не купили, когда мы собрались поехать в красивое место на такси, и не поехали, и потом, когда он начал рассказывать мне о своей жизни.

Жена, уроженка Украины, отобрала у него детей - Мари и Иосифа, и подала на него в суд за побои, которых, конечно же, не было. Безусловно, Ахмед наш - святой в образе бедного египтянина, а жена его - потомок бандеровцев и дочь злой украинской женщины.

10 месяцев бедный страдалец не видит своих детей. Он находит фотографии детей в аккаунтах знакомых его жены, и его сердце разрывается от горя, когда он видит их грустные личики.

Кто бы удивился, но только не я, - почему-то именно мне всегда встречаются сплошные несчастные шизофреники.

Как народ Израиля, блуждающий 40 лет по пустыне, ведомый теми, кто никуда не может привести, когда-то давно я погрязла во тьме и не видела выхода.

Слушая Ахмеда, я думала о бедных детях, которые страдают при разводе, наблюдая, как папа и мама не знают, каких бы пакостей наделать друг другу, как все стараются манипулировать маленькими человечками, доказывая им, что все делают ради них, ради бедных детишек.

Мне стало печально, особенно потому, что ничего другого я от себя и не ожидала, кроме как выслушивать печальные исповеди несостоявшегося отца.

Я поставила твердую точку и вернулась в отель, подумав, что с физическим здоровьем на сегодня что-то не очень.

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...